«Терроризм» – опасная подмена понятия

Share/Save
Терроризм - подмена понятия, vigiljournal.com

«Терроризм» - это термин осуждения, подразумевающий хладнокровное убийство гражданского населения для достижения политических целей. Однако официальные лица и ученые из США стараются расширить значение этого понятия так, чтобы оно охватывало нападения на военнослужащих США, находящихся на территории иностранных государств. По мнению Роберта Пэрри такая игра слов может спровоцировать еще большее число военных конфликтов.    

Классическим определением терроризма является преднамеренное убийство гражданского населения для достижения политических целей, подразумевающее такие преступления как, на пример, подрыв бомбы на финишной прямой марафона или крушение самолета в офисное здание переполненное служащими. Тем не менее, основные американские СМИ расширяют данное определение, включая в него убийство американских солдат, даже тех, которые находятся за рубежом.

Так обозреватель Нью-Йорк Таймс Томас Л. Фридман в среду привел в качестве примера «Иранского терроризма» подрыв военно-морской базы в Бейруте в 1983 году, «предполагается, что это дело рук иранской ячейки группировки Хезболла». И Фридман не одинок в своих оценках вышеуказанного события ​​1983 г. как «террористического акта». Аналогично характеризуется и  поддержка Ираном шиитских боевиков, воевавших против американского оккупационного контингента в Ираке в ходе последнего десятилетия.

Американские СМИ регулярно преподносят такие события, как заслуживающие безоговорочного осуждения, которое и предполагается под словом «терроризм». Точно такое же отношение распространяется и на нападение группировки Хезболла на израильские вооруженные силы в 1980-е годы, когда Израиль оккупировал южный Ливан.

Однако атаки, направленные на вооруженные силы, а не на гражданских лиц, не являются «терроризмом» в его классическом определении. И это важное различие, поскольку это понятие по праву подразумевает негативные моральные и правовые последствия, которые могут поставить народы, обвиняемые в «терроризме» в перекрестье прицела экономических санкций и военного нападения, способные погубить сотни тысяч и даже миллионы мирных жителей.

Другими словами, злоупотребление термином «терроризм» может иметь такие же последствия, как и сам терроризм и привести к массовым убийствам невинных людей - мужчин, женщин и детей. Решения о введении санкций и о начале войны против Ирака в 1990-х и 2000-х гг. были основаны на сомнительных и даже сфабрикованных доказательствах мнимой поддержки Аль-Каиды и других террористических организаций со стороны Ирака.

Инцидент 1983 г. особенно важен, поскольку он является моральной основой в обвинении Ирана в том, что «на его руках американская кровь» и он недостоин нормальных дипломатических отношений. Тем не менее, при рассмотрении реальной истории взрыва казарм морской пехоты, она оказывается гораздо более сложной и многосторонней, возлагающей ответственность на обе стороны.

Непосредственной причиной трагедии стало вторжение Израиля в Ливан в 1982 г., а также гражданская война, разразившаяся между ливанскими группировками. В ходе кампании по подавлению Организации Освобождения Палестины (ООП) Израильские оккупационные силы достигли столицы Ливана Бейрута в считанные дни.

Затем, после нескольких сражений и затяжных переговоров, Израиль принудил ООП покинуть Ливан, вытеснив ее в Тунис. Однако ООП оставила женщин и детей в лагерях беженцев в городах Сабра и Шатила, где офицеры израильской армии позволили поддерживаемому Израилем Христианскому народному ополчению устроить  резню, по меньшей мере, 700 а, возможно, тысяч палестинских и шиитских гражданских лиц, что стало одним из самых шокирующих зверств войны.

В этом хаосе, в качестве миротворцев президент Рональд Рейган направил в регион силы морской пехоты. Однако они постепенно были втянуты в боевые действия, заняв сторону Израиля и его союзников - ополченцев.

Советник по национальной безопасности Роберт Макфарлейн, который часто представлял интересы Израиля в верхних эшелонах администрации Рейгана, убедил президента разрешить американскому линкору «Нью-Джерси» открыть огонь из дальнобойных орудий по мусульманским деревням, убивая мирных жителей.  Именно это убедило шиитских боевиков в том, что Соединенные Штаты присоединились к конфликту на стороне одного из участников.

23 октября 1983 г., шиитские боевики нанесли ответный удар, направив, управляемый самоубийцей, начиненный взрывчаткой грузовик к охраняемым позициям США, уничтожив высотные казармы морской пехоты в Бейруте и убив 241 американского военнослужащего. Вскоре Рейган перебазировал уцелевшие американский контингент на военные корабли.

Хотя средства массовой информации США сразу «квалифицировали» подрыв казарм морской пехоты как «террористический акт», сотрудники администрации Рейгана прекрасно понимали, что именно «политика втягивания» реализованная Макфарлэйном сделала американские войска объектом для мести.

«Когда снаряды начали падать на шиитов, они поняли, что американский «арбитр» занял позицию одной из сторон», пишет генерал Колин Пауэлл в своих мемуарах «Мое американское путешествие».  Другими словами, Пауэлл, который был тогда военным советником министра обороны Каспара Вайнбергера, признал, что действия американских военных изменили статус морских пехотинцев в глазах шиитов.

Передислокация Рейганом морских пехотинцев на военные корабли не положила конец вторжению США в Ливан. Насилие в Бейруте по принципу «око за око» продолжилось. Директор ЦРУ Уильям Кейси приказал начать секретную контртеррористическую операцию против исламских радикалов и направил в страну ветерана ЦРУ офицера Уильяма Бакли. Однако 14 марта 1984 г. Бакли был похищен прямо на улице в Бейруте, подвергся пытками и был казнен.

В 1985 г. в качестве основной цели секретной операции Кейси выбрал лидера группировки Хезболла шейха Фадлулла. Операция включала использование специальных оперативников, которые взорвали заминированный автомобиль перед многоквартирным домом в Бейруте, где жил Фадлулла.

Как вспоминал Боб Вудвард в «Вуали», «автомобиль взорвался, убив 80 человек и ранив 200, оставив после себя разрушения, пожар и рухнувшее здание. Все, кто оказался в непосредственной близости, были убиты, ранены или затерроризированы, однако Фадлулле удалось скрыться в целости и сохранности. Его последователи перед взорванным зданием повесили огромный плакат, на котором было написано «Сделано в США».

Другими словами, правительство США погрузилось в болото кровавого терроризма и в то же время продолжало осуждать тех, кто его использовал. В 1982-85 гг. Ливан был настоящей моральной трясиной, совсем не таким как его описывают Фридман и другие американские пропагандисты, клеймящие Иран, как сосредоточение вселенского зла. При этом Фридман не стремится использовать объективное определение терроризма.

По признанию Колина Пауэлла, как только Соединенные Штаты присоединились к ливанской гражданской войне в качестве  воюющей стороны, американские войска стали законной целью для возмездия. Как бы мы не осуждали гибель 241 американского военнослужащего (как и любые другие смерти), это не было «террористическим актом».

Добавить комментарий