Фукусима и будущее атомной энергетики

Share/Save
Фукусима и будущее атомной энергетики, vigiljournal.com

 Трагические события, произошедшие в Японии 11 марта 2011 года, привели к самой значимой катастрофе в ядерной сфере за последние 25 лет, поставив вопрос о доверии к атомной энергетике в мировом масштабе. Аналитики швейцарского банка UBS уже 4 апреля текущего года следующим образом оценили значение так называемого «инцидента на Фукусиме»: «В ходе аварии  контроль над четырьмя реакторами был утерян на недели - это поставило под сомнение возможность даже самой мощной экономики обуздать атом». По мнению швейцарских специалистов, «эта авария самым серьезным образом подрывает доверие к атомной энергетике во всем мире». Реакция мирового сообщества была однозначно негативной: некоторые страны, в особенности европейские, выступили с идеей отказа от атомной отрасли как таковой, другие приняли решение о пересмотре планов строительства новых АЭС, а кто-то даже приступил к процедуре закрытия своих старых реакторов. Насколько Фукусима повлияла на атомную политику ведущих держав мира и каково будущее  атомной энергетики? Для ответа на эти вопросы необходимо рассмотреть две явные тенденции. Первая – тяжелое положение атомной электроэнергетики в целом во всем мире. По материалам «Доклада о состоянии мировой атомной промышленности в 2010-2011 годах» можно сделать вывод о том, что интерес к атомному строительству начал постепенно угасать еще до событий на АЭС в Фукусиме. Основное внимание в сфере энергетики уделялось проблеме использования возобновляемых источников энергии. Так, в США доля новых объектов электроэнергетики на возобновляемых энергоносителях в 2004 году составляла только 2%, а в 2009 году - уже 55%. При этом в указанный период не было введено в строй ни одной новой атомной электростанции. В 2010 году объем энергии, выработанной по всему миру с использованием ветряных электростанций, биоэлектростанций и солнечных батарей составил 381 гВт, что превосходит суммарный мировой объем энергии АЭС до катастрофы в Фукусиме (375гВт). Суммарные вложения в технологии использования возобновляемых источников энергии в 2010 году составили порядка 243 млрд. долларов США, 151 млрд. долларов из которых составили частные инвестиции. При этом в атомный сектор подобных вложений не делалось вовсе.

 На первое апреля 2011 г. в мире функционировало 437 ядерных реакторов, что на 7 меньше, чем в 2002 г. По данным Международного агентства по атомной энергетике ( МАГАТЭ) в настоящее время ведется строительство 64 новых реакторов в 14 странах. Для сравнения: в 1979 году, считавшимся пиком атомного строительства, строилось 233 реактора. В 2008 году впервые в истории атомной промышленности не было заложено ни одного нового энергоблока. В 2009 году начато строительство всего двух, в 2010 - пяти, а в 2011 – еще двух. При этом за указанный период в мире было остановлено 11 реакторов. 
Международная атомная ассоциация - авторитетное международное объединение специалистов атомной энергетики - также отмечает постепенную потерю позиций атомной энергетики. Согласно данным статистики, на 1 апреля 2011 года в ЕС функционировало 143 атомных реактора, что значительно меньше исторического максимума 1989 года, составлявшего 177 энергоблоков. Отмечается устойчивая тенденция падения уровня выработанного атомными реакторами электричества. Так, в 2010 году снижение составило 1,8%.

 На 2010 г. 16 из 30 стран, использующих атомные электростанции, сохранили уровень выработки энергии, 9 его понизили, и только 5 - незначительно повысили. 

Средний возраст атомной электростанции составляет 26 лет. Некоторые реакторы уже подходят к своему сорокалетию. 130 энергоблоков приблизились к 22 годам эксплуатации, а прогнозы ряда специалистов о возможности удвоить их срок службы после Фукусимы звучат крайне неубедительно, вследствие подрыва доверия мирового сообщества к существующим критериям надежности реакторов. Одним из возможных эффектов японской атомной трагедии может стать резкий пересмотр сроков безопасной эксплуатации гражданских реакторов. Наглядным примером тому является последовавшее практически сразу же за событиями в Японии поспешное решение Германии приостановить использование реакторов, построенных более 30 лет назад. Соответственно, напрашивается вывод о том, что в скором будущем количество выводимых из употребления реакторов значительно превысит число вводимых в эксплуатацию. Данная тенденция усугубляется ростом бюджета существующих крупных атомных проектов. Так, можно вспомнить постоянно дорожавший проект строительства Бушерской АЭС, а из современных строек – Олкилуото в Финляндии. Этот проект АREVA, одного из ведущих атомных концернов мира, за четыре года работ вырос в цене на 90% и составил 5,7 млрд. евро. Существует еще одна проблема атомного строительства – дефицит  квалифицированных кадров. Причем дело не в сокращении учебных заведений или факультетов, готовящих специалистов на данном направлении, а в потере интереса абитуриентов к данной области знаний. По заключению экспертов, эта проблема характерна для всего промышленно развитого мира. На рынке труда значительно больше ценятся специалисты финансового сектора, нежели физики-ядерщики, что полностью отражает уровень первоначальных зарплат молодых специалистов.

 В качестве второй тенденции можно выделить всевозрастающую потребность в дешевой энергии как в промышленно развитых странах, так и развивающихся, независимо от ситуации с Фукусимой. В докладе МАГАТЭ, озаглавленном «Обзор мировой энергетики», предсказывался рост мирового энергопотребления к 2035 году на 75%. Причем промышленно развитые страны могут позволить себе вкладывать большие финансовые ресурсы в проекты по использованию возобновляемых источников энергии с тем, чтобы компенсировать растущие запросы промышленного сектора, медленно выводя при этом из употребления атомные мощности. На данный процесс не повлияла даже трагедия на АЭС в Фукусиме. Следует отметить, что после Фукусимы большинство европейских избирателей критически настроены по отношению к атомной энергетике, что делает любые инициативы в атомной сфере в государствах ЕС малоперспективными и требует от европейского руководства поиска других источников электроэнергии. Как упоминалось выше, Германия в перспективе планирует полностью отказаться от использования атомных электростанций. Заместитель министра по вопросам окружающей среды, охраны природы и безопасности атомных реакторов ФРГ Юрген Беккер заявил следующее: «Нами было принято решение о закрытии 8 электростанций до конца этого года, оставшиеся 10 будут остановлены в течение 10 лет». Германский бундестаг на специальном заседании 30 июня 2011 г. 85,5 процентами голосов законодательно закрепил решение об отказе от атомной энергетики и утвердил ряд законопроектов, призванный ускорить переход к использованию возобновляемых источников энергии. Последняя АЭС  в стране - «Некарвестхайм II» - будет закрыта к концу 2022 года.

 Однако следует признать, что большинство европейских стран воздержались от столь радикальных мер, ограничившись лишь политическими дискуссиями и заявлениями о проведении стресс-тестов на своих АЭС. В качестве примера можно привести Францию.  Премьер-министр этой страны Франсуа Фийон заявил о необходимости провести  проверки на 58 действующих французских реакторах. В парламенте прошла дискуссия о будущем ядерной сферы, однако реальных шагов по сокращению ее доли в энергетическом секторе Франции не последовало. Позицию Франции хорошо отражает заявление действовавшего в то время президента страны Н. Саркози: «Франция сделала свой выбор в пользу атомной энергетики для обеспечения своей независимости от внешних поставок энергоресурсов. Мы учтем уроки Фукусимы, но я остаюсь убежденным сторонником развития мирного атома». Причем, что характерно, позиция не поменялась даже после недавнего происшествия на заводе по переработке ядерных отходов в Маркуле. 
Для Италии же Фукусима стала поводом для однолетнего моратория на возобновление использования атомной энергетики. Однако даже после этого итальянский концерн Enel рассматривает шансы на развитие мирного атома в стране как очень высокие. Можно выделить также несколько стран, в которых отношение к атому практически не претерпело изменений – Россия, США и Великобритания. Все эти государства подтвердили свои планы по строительству АЭС при «тщательном контроле норм безопасности с учетом японского опыта».

 Для развивающихся стран, которые не имеют столь серьезных финансовых и технологических возможностей, атомная энергетика является единственным надежным решением их энергетических проблем. Можно предположить, что рост заказов атомной промышленности после Фукусимы придется на развивающиеся рынки.  По данным МАГАТЭ, в мире более 60 стран заявляют об интересе к мирному атому. Агентство ожидает, что к 2030 году около 20 стран впервые получат доступ к собственным атомным мощностям. В отличие от возобновляемых источников энергии или ископаемых энергоносителей цены на атомную энергию всегда фиксированы. Еще одним преимуществом АЭС является технологическая простота построения инфраструктурной  связи между поставщиком и потребителем, что также уменьшает расценки на использование атомной энергии.

 Можно привести несколько примеров неослабевающего интереса развивающихся стран к ядерной энергетике после Фукусимы. Прежде всего, это Китай. На территории страны функционируют порядка 11 реакторов и еще 10 планируется возвести в течение ближайших 10 лет. Тян Джиашу (Tian Jiashu), директор центра ядерной безопасности министерства охраны окружающей среды КНР, озвучил следующий тезис: «Безопасность китайских реакторов гарантированно высока, соответственно Китай не откажется от строительства новых и использования старых энергоблоков из-за ничем не подкрепленных опасений». Ему вторит Дэйв Дай, аналитик «Дайва Секьюритис Маркетс Компани»: «Инцидент на АЭС в Фукусиме однозначно подхлестнет общественные страхи по поводу безопасности атомных электростанций КНР, а Китай заставит более тщательно проверять свои объекты, однако невозможно себе представить, что в долгосрочной перспективе Китай откажется от атомной энергетики». Индия также продолжает твердо придерживаться курса на развитие мирного атома. В ближайшие годы страна предполагает потратить около 150 млрд. долл. на увеличение количества АЭС с 20 до 40. Председатель Комиссии по атомной энергетики Индии заявляет: «Около 40% населения нашей страны не имеет постоянного доступа к электроэнергии, поэтому у нас нет иного выхода кроме наращивания атомных мощностей». Исполнительный директор Корпорации по развитию атомной энергетики Индии Судхиндер Такур не видит ничего критического в эффекте Фукусимы для Индии: «Авария на  японской АЭС была серьезной и мы сейчас в постоянном контакте с соответствующими международными институтами, но это не является поводом для паники и прекращения развития нашей атомной инфраструктуры». Для Бразилии развитие атомной энергетики также является жизненно важным, учитывая рост темпов промышленного производства и высокую рождаемость. Соответственно, первая реакция на катастрофу была достаточно сдержанной: бразильский министр горной промышленности и энергетики Эдисон Лобао заявил о том, что не видит причин для страны отказываться от планов по возведению 10 новых энергоблоков.

 Таким образом, напрашивается вывод о том, что развитые промышленные страны постепенно теряют интерес к мирному атому, который в свою очередь становится залогом  обеспечения экономического роста развивающихся стран. Причем «эффект Фукусимы» оказывает свое негативное влияние на ситуацию в атомной отрасли, но оно отнюдь не решающее. Определенно, современным политическим элитам придется в краткосрочной перспективе учитывать давление общественности по атомному вопросу и пойти на некоторые уступки, а именно: тщательные проверки действующих и строящихся АЭС, проведение дискуссий в парламентах и министерствах, замедление темпов атомного строительства. Однако в долгосрочной перспективе развивающиеся страны продолжат целенаправленную политику по возведению новых атомных объектов, а развитые – на сокращение количества энергоблоков и наращивание использования возобновляемых источников энергии. Настоящая ситуация напоминает трагедию, произошедшую 26 апреля 1986 года в Чернобыле. Уже через 10 лет шок от случившегося утих, общественное мнение успокоилось, а эксплуатация и строительство АЭС продолжились с новой силой.

Бакланов Антон Александрович, младший научный сотрудник Центра изучения стран Ближнего и Среднего Востока ИВ РАН.