Что могло пойти не так?

Share/Save
Ближний Восток

Семь наихудших сценариев развития войны с Исламским государством*

 Вы знаете этот анекдот, когда кто-то рассказывает историю, которая неизбежно закончится катастрофой – друг собрался пересечь долину смерти, а у него почти нет бензина, а в конце нужно непременно добавить - «что могло пойти не так?».

Обама

 Также и с Ближним Востоком сегодня. США снова там воюют, свободно бомбят Ирак и Сирию, советуют здесь, запускают дронов там, сколачивают коалицию, чтобы привлечь больше огневой мощи от сборища непокорных союзников и отчаянно ищут неамериканское пушечное мясо для отправки в бой.

 Вот семь наихудших сценариев для той части света, где худший сценарий обычно становится единственным возможным. В конце концов, со всей этой военной мощью, которая стягивается в этот наиболее опасный в мире регион, что может пойти не так?

 

1. Курды

Курдистан

 Земли, которые курды исконно считают своими, давно разделены между Турцией, Ираком, Сирией и Ираном. Ни одна из этих стран не желает отдавать часть своих территорий одержимому независимостью этническому меньшинству, тем более не желает обнаружить у своих границ влиятельное нефтяное курдское государство.

 В Турции, населенная курдами приграничная полоса с Ираком на протяжении многих лет фактически является зоной умеренных боевых действий, где могучие турецкие вооруженные силы проводят артобстрелы, бомбардировки и периодически направляют армейские подразделения для подавления повстанцев. В Иране курдское население меньше чем в Ираке и приграничная зона между двумя странами более пригодна для проживания и торговли. (Иранцы, например, по имеющимся сведениям, перерабатывают нефть для иракских курдов, которые продают ее на «черном» рынке, а также покупают в Иране газ). Тем не менее, эта страна периодически проводит артобстрелы курдской приграничной зоны.

 Курды сражались за свое государство, по крайней мере, с 1923 года. Сегодня внутри Ирака они во всех смыслам фактически независимое государство со своими правительством и вооруженными силами. С 2003 года они стали достаточно сильными, чтобы противостоять шиитскому правительству в Багдаде намного агрессивнее. Однако их стремление к своим целям, во многом, было ограничено давлением из Вашингтона, с целью сохранения единства Ирака. Однако в июне их вооруженное крыло Пешмерга захватило спорный и богатый нефтяными месторождениями город Киркук вследствие разгрома иракской армии в Мосуле и других северных городах боевиками Исламского государства. Не имея никакой альтернативы, администрация Обамы смирилась с наступлением курдов.

Курды

 Пешмерга – это существенна часть сложившейся проблемы. В отчаянной нужде в хотя бы отдаленно компетентных и доверенных вооруженных силах для противостояния новому «халифату», США и их союзники по НАТО вооружают и обучают их, оказывая воздушную поддержку, способствуют их продвижению в территории, которые все еще оспариваются Багдадом. Все это означает лишь то, что в будущем Вашингтону придется столкнуться с проблемой - как вернуть пресловутого джина обратно в бутылку, в случае если Исламское государство когда-нибудь будет отброшено назад или повержено.

Мосул

 Мосул – второй по величине город в Ираке, сейчас находящийся под контролем Исламского государства* - самый яркий пример. Принимая во внимание весьма печальное состояние иракской армии, курды могут взять и его. Это будет очень болезненно воспринято в Багдаде и в результате приведет к межконфессиональному насилию, которое продлится долго, даже после ухода ИГ*. В качестве своеобразного маломасштабного прогноза тому, что может произойти, можно рассмотреть пример городка Хассан Шам. Курды отвоевали его в прошлом месяце. В ходе боевых действий некоторые представители местного шиитского населения присоединились к своим врагам – боевикам суннитам из ИГ, вместо того, чтобы поддержать наступающую группировку Пешмерга.

 Наихудший сценарий: из хаоса, созданного американской политикой, появится мощный Курдистан, разжигающий огромную межконфессиональную войну в Ираке с перспективой разрастания за существующие границы. Будет ли Курдистан признан, с местом в ООН, или же станет государством по примеру Тайваня (реальным во всем кроме названия), он изменит расстановку сил в регионе таким образом, что сегодняшние проблемы отойдут в тень. Изменение сложившегося долговременного баланса сил всегда приводит к непреднамеренным последствиям, особенно на Ближнем Востоке. Спросите Джорджа Буша о его вторжении в Ирак в 2003 году, которое, во многом, и привело к сегодняшнему хаосу.

 

2. Турция

Турция

 Конечно же, нельзя говорить о курдах не упомянув Турцию - страну, попавшую в тески. Ее вооруженные силы на протяжении многих лет борются с сепаратистским движением, в частности с РПК (Рабочая Партия Курдистана), организацией, которую Турция, НАТО, ЕС и США классифицируют как террористическую. Конфронтация между Турцией и РПК унесла жизни 37000 человек в 1980х и 1990х годах, перед тем как противостояние перешло в режим «медленного огня», благодаря дипломатическим усилиям Европейского Союза. Эта «проблема» не является для Турции малозначимой – курдское меньшинство, около 15 миллионов человек, составляет порядка 20% от общего населения.

 Когда речь заходит о военных действиях в Сирии, Турция оказывается в конфликтной зоне, поскольку Вашингтон назначил именно курдов своими наземными силами. Что бы они ни думали, США помогают укреплению власти курдского меньшинства в Сирии, включая представителей РПК, расположенных вдоль границы с Турцией, обученных и оснащенных новейшим вооружением.

 Турецкая правящая партия не испытывает особой любви к руководству Исламского государства, но ее ненависть к руководителю Сирии Башару Асаду такова, что она готова способствовать ИГ, в основном, не обращая на них должного внимания. На протяжении определенного времени именно Турция являлась входной дверью для иностранных наемников на пути в Сирию, с целью пополнения рядов ИГ. Турция также являлась пунктом вывода большей части нефти на «черный» рынок, а это от 1,2 до 2 миллионов долларов США в день, которые ИГ использовало для самофинансирования.  Вероятно, именно в качестве ответного жеста Исламское государство отпустило 49 турецких заложников, включая дипломатов, не прибегая к уже обычным видеозаписям с отрезанием голов. В ответ на требования США о «принятии мер», Турция теперь облагает контрабандистов нефтью штрафами, хотя за последние 15 месяцев они составили всего 5,7 миллиона долларов США, что характеризует истинную степень приверженности Анкары к коалиции.

Обама и Эрдоган

 Обстановка в захваченном ИГ городе Кобани иллюстрирует ситуацию. Турки отказались вмешаться и оказать помощь сирийским курдам. Турецкие танки, расположенные на высотах в непосредственной близости менее чем в 1 миле от поля боя, ничего не делают. Турецкий полицейский спецназ преградил турецким курдам дорогу в город, лишив их возможности прийти на помощь, а ВВС Турции бомбят боевиков РПК на турецкой территории около границы с Ираком.

 Тем временем, авиаудары США лишь подтверждают ограниченность своих возможностей и предоставляют очередной материал для историков. Американские бомбардировки могут замедлить ИГ, но не могут отвоевать захваченные части города. Почти уничтожив город Кобани в попытках освободить его, США остро нуждаются в турецких наземных войсках. В сложившихся обстоятельствах, боевики ИГ либо возьмут город целиком, либо сожгут его, расстреливая последних оставшихся курдов.

 Цена турецкого вторжения, объявленная публично, это создание обеспеченной США буферной зоны вдоль границы. Туркам придется оккупировать эту зону в наземной операции, что фактически будет означать отторжение сирийских территорий в пользу Турции (поскольку буферная зона оккупированная курдами не решит поставленную задачу). Это привело бы к еще большей вовлеченности Вашингтона и размещению его авиации в непосредственной близости к сирийским системам ПВО, которые придется уничтожить, расширив зону боевых действий еще больше.  Создание буферной зоны также положит конец всем секретным договоренностям между США и Асадом, если таковые имеются. Такая зона означала бы очередную бессрочную авантюру, требующую дополнительных вливаний в этот конфликт со стороны США, который и без того обходится американским налогоплательщикам в 10 миллионов долларов в день.

 С другой стороны, сегодняшняя политика Вашингтона, в сущности, требует от Турции отказа от своих национальных интересов, чтобы обеспечить интересы США. Мы уже выдели как работает такой сценарий на примере Пакистана и Талибана. Однако пока Кобани все еще в новостях, США могут вынудить Турцию к ограниченным действиям, таким как разрешить американским ВВС использовать турецкие аэродромы или тренировать сирийских повстанцев на своей территории. В итоге это ничего не изменит, а турки сосредоточат усилия на достижении своих целей, в не зависимости от количества таких точек как Кобани.

 Наихудший сценарий: хаос в будущем восточной Турции, пока солнце светить Асаду и курдам. Приток беженцев уже дорого обходится туркам. Сегодняшний межконфессиональный нагрев в Турции может раскалиться добела, и турки окажутся в состоянии открытой войны с курдскими вооруженными силами, а США будут сидеть и смотреть на то, как два их союзника воюют в результате непреднамеренных последствий их ближневосточного вмешательства. Если план буферной зоны будет реализован, то к сценарию можно будет добавить вероятность открытых боевых столкновений между США и Асадом, с возможностью вмешательства в ситуацию Российского Президента Владимира Путина.

 

3. Сирия

Сирия

 Подумайте о Сирии как об американской войне, которой вообще не должно было быть. Несмотря на многолетние призывы к американскому вторжению и некоторые заигрывания с сирийскими повстанческими группами, администрации Обамы удавалось (еле-еле) не влезать еще и в эту трясину. В сентябре 2013 Обама был на грани того, чтобы направить бомбардировщики и крылатые ракеты против армии Асада из-за предполагаемого использования химического оружия. Он затем использовал несговорчивость Конгресса и умный гамбит Путина как предлог для отступления.

 Модель этого года – игнорируйте Асада, атакуйте ИГ, эволюционировал всего за несколько недель из ограниченной гуманитарной операции в битву до победного конца против ИГ в Ираке, а затем и в бомбардировку самой Сирии. Как и в любом трюке фокусника, мы все это видели, но так до конца и не уловили всю ловкость рук.

Асад

 Сегодня Сирия – это страна лежащая в руинах. Однако где-то там обитают единороги – создания, о которых много говорят, но их никто не видел – широко разрекламированная администрацией Обамы «умеренная сирийская оппозиция». Кто они? Рабочее определение звучит как так: люди в оппозиции к Асаду, пока с ним не воюющие, но имеющие возможности для ведения боевых действий против Исламского государства и они не отъявленны «фундаменталисты». План США заключается в том, чтобы подбросить им как можно больше оружия и обучить их, как только таковые будут найдены, проверить их и отправить в Саудовскую Аравию. Если Вы решили инвестировать в сирийские фонды, то ищите всех с биркой «умеренный полевой командир».

 Пока США и их коалиция атакуют ИГ, некоторые государства (или, по крайней мере, олигархи) в этой самой братской банде продолжают канализировать деньги в халифат, чтобы поддержать его самопровозглашенную миссию по защите суннитов и других подручных, действующих против захвата власти в Ираке шиитами. Вице-президент Джо Байден недавно выдал некоторых из таких американских партнеров, что было расценено как его очередная оговорка, требующая повсеместных извинений. Если Вы хотите увидеть наилучший сценарий для Сирии, то посмотрите на Ливию после американского вторжения – страна в разрухе под управлением боевиков.

 Наихудший сценарий: Сирия как неуправляемая территория, рай для террористов и воюющих группировок, подогреваемых извне. (Пакистанский Талибан уже поклялся направить боевиков в помощь ИГ). Добавим к этому некоторые группировки готовые прибрать к рукам то, что осталось от химического или тактического баллистического оружия типа земля-земля и смертоносный потенциал станет практически безграничным. Он сможет достать даже до Израиля.

 

4. Израиль

Израиль

 Сирийско-израильская граница, обозначенная Голанскими высотами, являлась самой тихой границей в регионе после войны 1967 года, но и это меняется. Сирийские повстанцы разных оттенков недавно захватили приграничные деревни и перевалы на высотах. Миротворцы ООН, патрулировавшие территорию, в большинстве своем были эвакуированы ради собственной безопасности. В прошлом месяце Израиль сбил сирийский самолет, вошедший в его воздушную зону, несомненно – это предупреждение Асаду, а не военная необходимость.

 Предположительно администрация Обамы участвует в закулисных разбирательствах с целью предотвращения масштабного столкновения, памятуя о войне в Персидском заливе 1991, когда иракские ракеты обрушились на израильские города. Однако сейчас не 1991 год.  Отношения между США и Израилем стали намного переменчивее и более вспыльчивыми. Израиль вооружен намного лучше своих соседей, а ограничения на их амбиции со стороны США в последнее время не дают ожидаемого эффекта.

 Наихудший сценарий: действия израильтян, направленные на то, чтобы не подпустить войну к Голанским высотам или более агрессивного характера, нацеленные на контроль сирийских территорий, могут взорвать весь регион. «Это как огромная бутыль с бензином в окружении свечей. Нужно лишь чуть-чуть подвинуть одну свечу и все взлетит на воздух», - сказал один отставной израильский генерал. Тем не менее, если Вы считаете, что Израиль беспокоится по поводу Сирии, то это ничто по сравнению с тем, как он опасается того, что Иран станет сильной регионально державой.

 

5. Иран

Иран

 Что в этом конфликте может пойти не так для Ирана? Хотя на Ближнем Востоке всегда может появиться что-то неожиданное, в настоящий момент все выглядит так, что эта страна  может оказаться в большом потенциальном выигрыше от тотализатора ИГ. Останется ли у власти в Багдаде проиранское шиитское правительство? Конечно. Дан ли Ирану карт-бланш на ввод войск в Ирак? Точно. Будут ли США бомбить иранские войска, сражающиеся с ИГ (в абсолютно неофициальном плане, конечно же)? Без сомнений. Может ли Вашингтон немного отступить от своей жесткой позиции по ядерным переговорам? Вероятно. Может ли дверь остаться немного приоткрытой, когда дело дойдет до смягчения экономических санкций, если американцам понадобится что-то большее от Ирана в Ираке? Почему бы и нет?

 Наихудший сценарий: Когда-нибудь статуя Бараку Обаме будет стоять в центре Тегерана, а не в Ираке.

 

6. Ирак

Ирак

 Для Америки Ирак - это официальное «кладбище империи». «Новый» план Вашингтона для этой страны ссылается к успеху горстки инициатив, которые уже потерпели крах в 2003-2011 годах, в то время, когда у американских «строителей нации» было намного больше ресурсов и намного меньше хаоса, какой бы плохой тогда не казалась ситуации.

 Первым шагом в американском гениальном плане является создание «объединяющего» правительства в Багдаде, которое в мечтах США вобьет клин между повстанцами и недовольным суннитским населением Исламского государства. После того как это произойдет, переподготовленная иракская армия направится обратно на поле боя, чтобы сразиться с силами нового халифата из северных территорий страны и освободит Мосул.

 Все это нереалистично, если не сказать невозможно. В конце концов, Вашингтон уже потратил 25 миллиардов долларов на обучение и оснащение этой самой армии, и еще несколько миллиардов долларов на военизированную полицию. Результат – ИГ захватывает арсенал с первосортным американским оружием, после того как в июне иракские вооруженные силы бежали из северных городов страны.

 А теперь об этом объединяющем правительстве. По всей видимости, Соединенным Штатам кажется, что создание иракского правительства это как выбор игроков для воображаемой футбольной команды. Ну, Вы знаете, выиграл, проиграл, поторговался, и если ничего из этого не сработало, можно попробовать с новым списком и получить приз в следующем году. В верхах особо ничего не меняется, последний Премьер-министр и большая объединяющая надежда Хайдер Аль-Абади - шиит и бывший коллега когда-то избранного, но не оправдавшего надежды Нури Аль-Малики, члена все той же политической партии. Так что надежды на «объединение» сейчас сводятся к выбору - кого назначить на ключевые должности в министерствах обороны и внутренних дел. Оба министерства на протяжении многих лет являлись репрессивными инструментами по отношению к суннитам. В настоящее время Абади является исполняющим обязанности в обоих министерства, как и Малики до него. Действительно, что может пойти не так?

Обама в Ираке

 Что касается суннитов, то американская стратегия исходит из предположения того, что они могут быть подкуплены и принуждены отделиться от ИГ, вне зависимости от складывающейся обстановки в Багдаде. Это очень сложно представить, ели только они не лишатся памяти. Как и Аль-Каида в Ираке в годы американской оккупации, Исламское государство – это суннитские мышцы против шиитского правительства, которое, если будет оставлено на произвол судьбы, продолжит их подавлять, если не вырезать. С 2007 года американские представители действительно подкупали и принуждали некоторых суннитских вождей принимать оружие и деньги в обмен за уничтожение повстанцев, включая Аль-Каиду. Эта сделка, получившая название «анбарское пробуждение», была заключена при понимании того, что США всегда будут на их стороне. (Генерал Джон Аллен, в настоящее время – координатор новой войны в Ираке являлся ключевой фигурой в заключении «пробуждения»). Америка своих обещаний не сдержала. Вместо этого, США передали эту сделку в руки шиитского правительства и направились к двери с надписью «выход». Шииты быстро отказались от всех обязательств.

Ирак

 Обжегшись на молоке, будешь дуть и на воду, всего несколько лет спустя пойдут ли сунниты на то, что, по сути, является таким же мошенничеством? Более того, в данном случае существует одна очень контрпродуктивная, с точки зрения США, особенность. В соответствии с имеющимися планами, США сформируют путем подкупа и вооружения суннитские «подразделения национальной гвардии» - вооруженные до зубов суннитские ополчения с красивым названием, для борьбы с ИГ. Эти ополчения должны сражаться на суннитской территории под суннитским командованием. Они будут связаны с Багдадом не больше, чем мы с вами. Как это должно помочь Ираку стать объединенным унитарным государством? Что произойдет в долгосрочной перспективе, когда появятся еще больше вооруженных религиозных ополченцев? Что может пойти не так?

 Несмотря на однозначную историю поражений, миф «успеха» «анбарского пробуждения» настойчиво сохраняется среди американских консерваторов. Так что в ближайшей перспективе не дайте себя обмануть раздутым в СМИ сообщениям о локальных примерах суннитско-шиитского взаимодействия против ИГ. Расценивайте их как временные союзы на племенном уровне, которые могут не пережить следующего сражения. Это очень далеко от стратегии национальной победы. Не было тогда, не является и сейчас.

 Наихудший сценарий: суннитское и шиитское насилие достигнет нового уровня, такого, которое привлечет внешних участников, вероятно суннитские персидские государства, для предотвращения резни. Останутся ли в этом случае, уже втянутые в конфликт, иранские шииты в стороне? Кто сможет предсказать - сколько крови будет пролито по вине глупой американской войны в Ираке?

 

7. США

США

 Если Иран может стать большим геополитическим победителем в этом многостороннем конфликте, то США окажутся главным проигравшим. Президент Обама (или его преемник), в конце концов, неизбежно окажется перед выбором дистанционной войны или ввода американских наземных войск. Ни тот ни другой вариант не принесет ожидаемых результатов, однако путь, включающий наземную операцию, усугубит масштаб надвигающейся трагедии.

 После событий 11 сентября мечтой Вашингтона всегда являлась военная мощь способная предсказуемо изменять геополитический ландшафт и неважно как, посредством полномасштабных боевых действий, либо путем «хирургических» атак беспилотников. В действительности, единственной неизбежностью является увеличение смертей. Все остальное, как достоверно показали прошедшие 13 лет, дело случая, и совсем не так как обещал Вашингтон.

 Среди вероятных сценариев: силы ИГ сейчас всего в нескольких милях от международного аэропорта Багдада, который в свою очередь всего в девяти милях от Зеленой зоны в самом сердце столицы. (Обратите внимание на то, что гаубицы М198, захваченные у убегающей иракской армии, имеют дальность выстрела в 14 миль). Аэропорт является критическими воротами для эвакуации посольского персонала в случае развития ситуации по сценарию «Большого Бенгази», а также для переброски подразделений морской пехоты быстрого реагирования, таких как те, которые были направлены с соседний Кувейт. На защиту аэропорта уже брошено порядка 300-500 американских военнослужащих, прикрываемых вертолетами Апачи и беспилотниками. Вертолеты Апачи, брошенные на защиту Анбара, вероятно, вылетели именно отсюда. Если ИГ нападет на аэропорт, США будут вынуждены его защищать, что приведет к прямым боевым действиям между двумя сторонами. В этом случае, ИГ проиграют наземную операцию, однако выиграют в том, что втянут США в это болото еще глубже.

Сбитый американский вертолет

 В более широком плане, действующая коалиция против Исламского государства, насчитывающая «более 60 стран», которую сколотили США, долго не продержится. Она обречена на провал вследствие конфликта долгосрочных целей. В один прекрасный момент США опять останутся в одиночестве, как это уже было в последней войне в Ираке.

 Наиболее вероятным исходом всех этих убийств, вне зависимости от судьбы Исламского государства, станет углубление хаоса на территории Ирака, Сирии и других стран региона, возможно включая Турцию. Как заметил Эндрю Басевич: «Даже если мы выиграем, мы проиграем. Победа над Исламским государством только заставит США погрузиться еще глубже в многолетнюю авантюру, которая оказалась очень дорогостоящей и контрпродуктивной». Потеря контроля над реальной ценой этой войны только поднимает вопрос: А была ли она под контролем США?

 В сентябре Сирия стала 14 страной исламского мира, в которую вооруженные силы США вторглись и оккупировали с 1980 года. В течение этих многих лет американского экспорта войн, задачи менялись бесчисленное количество раз, в то время как обстановка на Большом Ближнем Востоке только ухудшалась. Построение демократии? Больше этого не слышно. Нефть? США взяли курс на обретение статуса нефтяного экспортера. Уничтожение терроризма? Это сегодняшний предлог для вторжений, но факты свидетельствуют, что инициирование войн в регионе только способствует террору и терроризму. Дома гул страха все возрастает, приводя к гипертрофированному государству национальной безопасности и все расширяющимся полномочиям по отслеживанию нашего общества.

Тень Обамы

 Наихудший сценарий: американская ближневосточная война перетечет в третье десятилетие без конца в обозримом будущем и превратиться в вихрь, пожирающий жизни, национальные богатства и пространство для умственного развития в Вашингтоне, в то время как остальные важные дела будут игнорироваться. А что может пойти не так?  

*Организация запрещена на территории РФ