Б. Обама. Продолжение или начало?

Share/Save
Путин и Обама, Россия и США

Не будет преувеличением сказать, что первого вторника после первого понедельника ноября 2012 года россияне ждали чуть ли не с большим интересом, чем любых внутриполитических событий. В этот день в США выбирали президента, и от этого процесса почему-то ждали лихо закрученной интриги. Однако погони ноздря в ноздрю, как во времена соперничества Джорджа Буша и Альберта Гора, когда борьба действительно шла за каждый голос, не получилось, и практически плановую победу одержал президент Барак Обама.

Второй президентский срок Обамы начался 20 января, но задолго до этого было ясно, что администрация США сильно изменится.

Преемственность
по-американски

Все перетасовки и появление новых лиц в Администрации президента США, однако, вряд ли отразятся на политике кабинета Б. Обамы. Еще во время первого четырехлетия Барак Обама, по сравнению с 43-им президентом США, проявлял осторожность и сдержанность, хотя и записал в «большие плюсы» вывод войск из Ирака и свержение режима Каддафи. Он прекрасно понимает неэффективность методов прямой силы, а также опасность международных кризисов.

Сейчас Россия в иерархии интересов США занимает далеко не первую позицию. Активная «перезагрузка» отношений первых лет президентства Б. Обамы сменилась прохладой общения. Сложно оспорить, что Москва давно не является для Вашингтона важнейшим направлением внешней политики, в отличие от Пекина и проблем на Ближнем Востоке. США готовы обсуждать с РФ только те вопросы, в решении которых российская сторона сможет помочь. Джон Керри не скрывает такую позицию американцев: «У нас есть почва для возвращения отношений с Россией на прежний уровень, на тот, на котором они были год-два назад. Мы сможем восстановить отношения. Россияне являются нашими партнерами, мы зависим или полагаемся на них во многих вопросах: Сирия, санкции против Ирана, разоружение, СНВ, КНДР, ВТО. И во многих вопросах их позиция крайне важна для нас».

Вместе с тем, если брать в расчет не только политическую, но экономическую составляющую отношений, то американские экспортеры крайне заинтересованы в российском рынке во многих секторах. Не стоит забывать, что большая часть ввозимых из США товаров – это высокотехнологичная продукция: автомобили, самолеты, оборудование, в том числе - для нефтегазовой промышленности, станки. Не отстает и сельхозпродукция – США, например, занимают второе место по экспорту мяса в РФ. В общем, выгоды очевидны и в будущем они обещают только расти – по прогнозам, уже к 2017  году Соединенные Штаты удвоят объем экспорта в Россию с 11 млрд долларов до 22 миллиардов. И этот процесс, пожалуй, будет чуть ли не основным в отношениях Москвы и Вашингтона на этот период.

Мысль о расширении экономических связей озвучил и российский заместитель министра иностранных дел Сергей Рябков. По его словам, задача на предстоящее четырехлетие – «выстроить новое здание экономического взаимодействия, в том числе с учетом вступления России в ВТО». «Она (экономическая повестка дня – ред.), на мой взгляд, даже более важна, чем продолжение работы по традиционной повестке дня, опирающейся на контроль над вооружениями и прочую военно-политическую тематику», - отметил высокопоставленный дипломат. Однако он добавил, что следует работать по всем остальным сюжетам: региональным, которых множество, где «мы с американцами можем идти в ногу, как минимум, не допускать срывов, обострения конфликтов, применения силы, настойчиво ведя поиск политических решений, добиваться компромиссов, уважать международное право».

Латамерика рядом

Можно сказать, что похожая ситуация сложилась в отношениях Соединенных Штатов и большинства стран Латинской Америки. В принципе, латиноамериканские страны – это быстро развивающиеся государства и одновременно очень перспективные рынки для США. Экспорт в Южную и Центральную Америку является одной из ключевых статей внешнеторгового бюджета Вашингтона. Но, как и в случае с РФ, политические связи заметно отстают от экономических, хоть и по другой причине. И в ходе второго президентского срока Обамы вряд ли что-то серьезно изменится. Во-первых, в Вашингтоне вообще и в Госдепартаменте в частности практически нет серьезных опытных специалистов по Латинской Америке. А во-вторых, резких движений Обаме просто не позволят те же конгрессмены.

Перед обновленной Администрацией 44-го президента Соединенных Штатов стоит непростая задача по восстановлению пошатнувшейся за последние десятилетия позиции Вашингтона в латиноамериканском регионе. Для достижения этого необходимо кардинально поменять подход во взаимодействии со странами южного континента. Буквально несколько лет назад действия США продолжали здесь базироваться на принципах доктрины Монро, которые были установлены еще в 19 веке. Странно, что американские политики не учитывали, насколько изменилась Латинская Америка за последние пару десятков лет.

В целом, политика Б. Обамы на латиноамериканском направлении довольно неоднозначна. Многие обвиняют президента США в том, что он пытается разделить страны региона на пассажиров первого класса и всех остальных, место которым в хвосте. К первым относятся страны тихоокеанского побережья, такие как Мексика, Перу, Чили. Их в Вашингтоне считают рыночными, свободными и заслуживающими партнерства. Именно эти государства и должны, в частности, войти в новую мощную торгово-экономическую организацию, идею о создании которой всячески поддерживает Барак Обама,   – Транстихоокеанское партнерство. А оставшиеся пусть барахтаются в собственном соку из популизма и социализма, сырьевой экономики и наркодоходов.

Действительно, основными проблемами в отношениях с латиноамериканскими государствами являются борьба с наркоторговлей и регулирование миграции. На сегодняшний день впервые в истории США количество нелегальных иммигрантов превосходит число легальных и достигает, по оценкам некоторых экспертов, 20 миллионов человек. Но здесь сдвинуть массив проблемы практически невозможно. С одной стороны, ужесточение миграционного законодательства сразу негативно скажется на отношениях с соседями. С другой стороны – легализировать миллионы выходцев из Латинской Америки тоже не получится: подобная инициатива не выйдет за стены Конгресса.

Таким образом, успешность Обамы в этом вопросе напрямую зависит от того, будут ли приложены усилия по экономическому развитию Мексики, стран Центральной Америки и Карибского бассейна, созданию там рабочих мест, повышению уровня образования и правопорядка, развитию инфраструктуры. Тот же подход возможно проявить при решении проблем, связанных с незаконным производством и продажей наркотиков.

Через океан

Однако решение застарелых проблем со странами–соседями отступают на второй или даже третий план. Сейчас один из внешнеполитических приоритетов – АТР. Вице-президент США Джо Байден подчеркнул, что Транстихоокеанское партнерство крайне важно, потому что «мировой экономический двигатель сместился на восток», и именно в этом регионе будет наблюдаться экономический рост в течение следующих 5 лет.

Партнерство в АТР тем более актуально для США, что на другом берегу Тихого океана находится главный партнер-соперник Америки – Китай. Партнер, потому что экономики двух стран уже переплетены слишком тесно; противник  – потому что Китай, по единодушному мнению специалистов, скоро сместит США с места главной супердержавы. В связи с этим многие сходятся на том, что конфликт между Вашингтоном и Пекином неизбежен – Китай развивается семимильными шагами, но США не привыкли просто так отдавать лидерство кому бы то ни было. Вопрос только в том, в какой форме будет протекать этот процесс. Один из возможных вариантов – постепенное ослабление дружественных связей КНР и РФ. Националисты, ставшие во главе на XVIII съезде КПК, уже особо не держатся за крепкую дружбу с советским народом, и большинство из них получило западное образование, которое неизменно оставляет отпечаток, что Россия – огромная и доступная территория.

Но, пожалуй, самым горячим внешнеполитическим направлением США остается Ближний Восток. Сейчас все основные силы брошены именно туда. Это подтвердил и визит в регион Барака Обамы. Время президентства летит очень быстро, и через два-три года достигнуть продвижения в урегулировании палестино-израильского конфликта будет гораздо сложнее. Необходимо как можно быстрее заручиться поддержкой Израиля и Иордании по ситуации в Сирии. Немаловажную роль в этом процессе может сыграть Турция, с которой всячески укрепляют дружбу, в том числе «пряником» похвалы за недавнее примирение с Израилем. Конечно, США не забывают, что главным миротворцем здесь был Барак Обама.

Как представляется, в ближайшие годы акценты Вашингтона, по крайней мере, во внешней политике вряд ли изменятся. По-прежнему в центре внимания будет ближневосточная дипломатия, будет проявляться повышенный интерес к АТР, усиление соперничества с Китаем, некоторая деевропеизация, но в тоже время протягивание руки дружбы для решения общих проблем и угроз. При этом о президенте Бараке Обаме складывается впечатление как о мастерском игроке, который, снижая напряженность, усыпляет бдительность соперников и готовит поле для одного, но решительного шага, не так ли? Силу Обамы-дипломата как раз и покажет второй президентский срок.

Добавить комментарий