Современная миграция

Share/Save

Спрятанные на задней части мусульманского кладбища, на окраине греческого города Кос, расположились только что вырытые могилы, некоторые с установленными надгробьями, но большинство – безымянные.

Здесь похоронены 37 мигрантов, бежавших из турецкого города Бодрум. Все они утонули в водах Эгейского моря. Большинство из них сирийцы, но есть афганцы и иракцы. Родственники беженцев с безымянными могилами обещали вернуться, когда смогут позволить себе поставить надгробные камни.

Самая душераздирающая картина – это ряд свежевырытых могил для беженцев, которые еще не утонули – свидетельство тому, что кризис далек от завершения.

На пике миграционного кризиса , разразившегося прошлым летом, 15 тысяч мигрантов прибыли в Кос. Большинство из них отправились дальше. Сегодня на острове остались лишь 677 неопределившихся, без надежды на будущее. «Как насчет Ирландии?», - спросил меня один из них с надеждой в глазах. Конечно, им повезло гораздо больше, чем тем, кто до сих пор не может выбраться из-под бомбежек в Сирии. Тем не менее, у каждого из них уже есть своя собственная история ужаса и страданий. Многие из них представители среднего класса - образованные люди, желающие работать и учить своих детей.

Европейская система не сработала для большинства беженцев. Этот тезис стал основным откровением в ходе заседания комитета по внутренним делам британского парламента на прошлой неделе. Неприятная правда для тех, кто верит в то, что более богатые страны, включая Великобританию, должны принять к себе основную часть мигрантов.

Это грандиозный провал для всей Европы, не считая Германию и Швецию. Страны европейского Союза не выполнили своих обязательств по поддержанию стран южного средиземноморья – Италии и Греции. Наиболее вероятным кажется и то, что аналогичная участь постигнет соглашения с Турцией. На данный момент Турция уже приняла назад 400 беженцев из Греции, однако ЕС переселил всего 177 человек (по состоянию на май с.г.). Хотя соглашение предполагало соотношение «один к одному». Мигранты, с которыми мне удалось пообщаться в Косе, были в ужасе от перспективы быть высланными обратно в Турцию, особенно теперь, после неудачной попытки государственного переворота.

ЕС избегает обсуждения данной темы, с одной стороны из-за поведения самой Анкары, но в основном из-за тех барьеров, которые выставили его собственные страны-члены. Например, на границе между Грецией и Македонией. К апрелю 2016 году число беженцев, прибывающих в Грецию, сократилось на 90 процентов. В ходе слушаний комитета было отмечено, что ЕС «отреагировал с опозданием», однако на дипломатическом языке это означает, что ЕС не хотел принимать никаких мер. Многие аналитики считают, что и эти соглашения не будут выполнены.

Комитет раскритиковал позицию Британского правительства. В сентябре 2015 года премьер министр Дэвид Кэмерон заявил, что Великобритания, в рамках программы по переселению пострадавшего населения, примет 20 тысяч сирийских беженцев в течение пяти лет. Это была односторонняя программа Соединенного Королевства, направленная исключительно на то, чтобы не принимать участия в более масштабных акциях Европейского союза.

К марту 2016 года всего 1602 человека были переселены в ходе указанной программы, что позволило комитету сделать вывод о том, что Британия не сможет выполнить поставленную Кэмероном задачу. Более того, еще в мае Кэмерон заявил британскому парламенту о необходимости принятия для переселения в Европу всех детей-сирот из числа беженцев. Это была необходимая мера, поскольку по данным Европола таких детей на территории ЕС находится около 85 тысяч, 10 тысяч из которых уже пропали без вести, а многие подверглись насилию.

Разные части Британии взяли на себя разные обязательства. Шотландия, на сегодняшний день, приняла 610 сирийских беженцев, а из 33 округов Лондона только 4 согласились разместить мигрантов. Встает законный вопрос: «Почему некоторые административные территории Великобритании не принимают беженцев?». Как правило, в качестве контраргументов приводятся бюджетные ограничения и хронический недостаток жилья.

Политика несколько изменилась после референдума 23 июня, в ходе которого победили сторонники выхода из ЕС, в основном как раз из-за страха перед проблемами миграции. Поэтому новый премьер-министр будет руководствоваться соображениями сокращения числа мигрантов, а не помощи им.

Великобритания останется главной страной-донором для решения миграционного кризиса (2,3 миллиарда фунтов стерлингов), но не страной, готовой принимать беженцев. Несомненно, она предоставляет большую помощь. Тем не менее, как отмечается в заявлении комитета: «это не снимает обязанности с Соединенного Королевства в предоставлении непосредственной помощи тысячам сирийских беженцев, уже прибывшим в Европу, особенно тем, кого правительство Великобритании, по тем или иным причинам, относит к категории «пострадавших» и нуждающихся в убежище».

Пока в вопросе миграционного кризиса наметилось некоторое затишье. Оно касается количества пытающихся прорваться в Европу мигрантов, но не условий их пребывания. Источники в Управлении Верховного комиссара ООН по делам беженцев ( УВКБ) в частных беседах рассказали мне, что это «затишье» временное, а ухудшение кризиса в восточно-эгейском регионе является вопросом времени. Отсутствие контролируемой системы переселения означает, что организованная контрабанда людей, чей оборот оценивается в 6 миллиардов евро, будет процветать и осваивать новые маршруты, подвергая мигрантов еще большим опасностям.

Европа оказалась просто не готова, но что еще хуже – неспособна эффективно отвечать на возникающие вызовы.  Агентство Европейского союза по безопасности внешних границ « Фронтекс» не располагает необходимыми ресурсами и квалифицированным персоналом. Принимая во внимание тот факт, что около 500 тысяч человек в ближайшем будущем пересекут Средиземное море из Ливии, чиновникам стоило бы обратить внимание на эту проблему.

Страны-члены ЕС, располагающиеся на границах союза, находятся в незавидном положении. Особенно это касается Италии и Греции - стран нуждающихся в помощи. Например, греческому правительству необходимо740 сотрудников Фронтекса для работы в точках переправы и центрах принятия беженцев. Имеется всего 100.

ЕС также обещал переселить 160 тысяч человек из числа 1 миллиона беженцев, прибывших в 2015 году, однако на 15 марта 2016 года только 937 были вывезены.

Аналогичная ситуация складывается и в Великобритании, где Береговая охрана недостаточно оснащена и не может контролировать малые порты, на которые нацелились мигранты, форсирующие Ла-Манш. Всего 4 судна береговой охраны оснащены должным образом.

Миграционный кризис в Европе не сопоставим по масштабам с кризисом на самом Ближнем Востоке. Тем не менее, богатые страны континента терпят фиаско на всех уровнях, оставаясь не в состоянии выполнить свои юридические и моральные обязательства. Возможно Иордания, Ливан и Турция относятся к беженцам не самым лучшим образом, но, учитывая их ограниченные возможности, а также миллионы принятых мигрантов, европейцам должно быть стыдно.

Расцвет ультраправых, анти-миграционных партий в Европе, отчасти спровоцированный зверствами ИГИЛ* только ухудшает положение. Сооружение стен и барьеров не является выходом, а Европа не может стать крепостью. На кону не только Шенгенская зона, но и существование самого Европейского союза. Если даже Британия и выходит из него, ей все равно не удастся избежать этих проблем. Время для эффективной, взвешенной, совместной стратегии, подкрепленной политической волей давно пришло.

Тем, кто с удовлетворением заявляет, что кризис миновал, можно посоветовать обратить внимание на осаду Алеппо, чтобы понять, откуда придет следующая волна миграции. Кризис будет нарастать и не в последнюю очередь из-за неудавшегося перемирия в Сирии, что само по себе является большим провалом.

*Организация запрещена на территории РФ

Перевод статьи: www.vigiljournal.com

Добавить комментарий