Освободитель на века

Share/Save

Симон Боливар олицетворяет для большинства стран Латинской Америки не только свободу от колониального прошлого, но и национальную идею, которая в разных странах прошла отличный, сложный и долгий путь развития и становления. Немаловажным является тот факт, что С. Боливар был креолом, а освободительное движение было инициировано последователями испанцев. Оно затем было подхвачено на всем континенте и эволюционировало со временем, для использования местным населением. Наиболее ярко этот процесс проявился в Венесуэле в виде Боливарианизма XXl  века, чьим бесспорным вдохновителем являлся Уго Рафаэль Чавес Фриас. Именно эта идеология послужила фундаментом для сплочения сначала венесуэльского народа, а затем и других стран региона, положив начало уникальному феномену XXl века, который войдет в историю под названием «левый дрейф». Конечно, цели и задачи самого С. Боливара сложно назвать социалистическими, однако история и народы многих стран Латинской Америки сделали именно такой выбор. После бессрочного ухода из жизни У. Чавеса, венесуэльцы подтвердили свою приверженность боливарианскому пути развития страны, выбрав президентом Н. Мадуро. Сможет ли политический и идейный наследник У. Чавеса в полной мере продолжить намеченный курс – покажет время.

Вместе с тем, бесспорно, наиболее значимой и уважаемой фигурой в истории континента останется С. Боливар. Именем Симона Боливара в Венесуэле сейчас называют практически все: от государственной денежной единицы до офисных зданий в центре столицы. На самой высокой вершине страны (5 тысяч метров) - пике Боливар, установлен бюст. Альпинисты, покорявшие когда-то гору, задались целью установить памятник своему герою как можно выше, и им это удалось - бюст стал самым высокогорным Боливаром в мире. Центральные площади всех, даже самых крошечных, венесуэльских городов носят имя в честь Симона Боливара, и на них в обязательном порядке стоит ему памятник. В каждой сувенирной лавке можно найти самые разнообразные товары с профилем национального героя.

За 47-летний непростой жизненный путь Боливар заслужил почитание латиноамериканцев на века. Благодаря его энергии и стремлениям независимость от испанского господства, царившего в начале 19 века, обрели современные Венесуэла, Колумбия, Эквадор, Перу и Боливия. Находясь во главе освободительного движения, Симон Боливар говорил: «Я сделаю для Америки все, что в моих силах!» И сделал то, что многим даже сложно было представить. Так кем же был этот герой многих народов в действительности?

Боливару с самого детства приходилось нелегко. Он родился в 1783 году в Каракасе в аристократической семье, владевшей плантациями, на которых трудились сотни рабов. Еще в 16 веке его предки - баски  - перебрались из Испании в Венесуэлу, которая стала испанской колонией. В 10 лет Симон осиротел, и заботиться о мальчике начал опекун – просветитель и друг Симон Родригес. Именно он посеял в будущем герое-освободителе зерно отвращения к тирании и рассказал об ответственности власть имущих за общество в целом.

К 19 годам Боливар женился. Казалось, что впереди счастливая семейная жизнь, но молодая жена вскоре умерла от тропической лихорадки. После этой утраты и недолгого обучения военному делу в академии в Каракасе он отправился в Европу за новыми знаниями. Попав в революционную Фрaнцию, Боливар своими глазами увидел как генерал Бонапарт стал императором Наполеоном I. «Для меня он больше не герой, а лицемерный тиран!» - сказал тогда молодой Боливар, удивившись тому, как может популярность личности влиять на настроение в обществе.

Симон Боливар переехал в Северную Америку, где изучал государственное устройство, сложившееся там после войны за независимость. Так, сформировав для себя основные принципы, Боливар возвращается в Кaрaкaс и в возрасте 24 лет начинает претворять их в жизнь. «Клянусь, моя рука не устанет, пока не будут порваны цепи испанского рабства»,  - заявил он.

Здесь надо заметить, что несмотря на аристократическое происхождение Боливар был креолом, то есть испанцем, родившимся на колониальной земле. А в Южной Америке того времени даже богатые креолы не имели право занимать ответственные государственные и военные должности. Колониальные власти назначали на такие высокие посты только уроженцев Испании. Однако это не помешало Симону Боливару всего в 27 лет возглавить крупнейший протест в южно-американских колониях в 1810 году. Он один из немногих был знаком с военным делом и пользовался большим авторитетом. После первых трех лет войны, которая происходила с переменным успехом, его отряд триумфально вступил в Каракас. Популярный в народной среде и в кругах креольской аристократии, Боливар получил титул Освободителя Венесуэлы и возглавил Вторую Венесуэльскую Республику.

Однако победы сменились поражением, и лидер вынужден искать убежище на Ямайке. Здесь он опубликовал открытое письмо, которое стало программным документом войны испанских колоний за свою независимость, а также своеобразным прообразом современных конституций ряда латиноамериканских стран. В «Письме с Ямайки» он говорил об огромных изменениях, которые в действительности произошли в Америке после изгнания испанцев: образование латиноамериканских республик, объединение Новой Гранады с Венесуэлой в республику Колумбию, прорытие Панамского канала. Боливар призывал к единению. По его замыслу, должны были образоваться Южные Соединенные Штаты (Sur de Estados Unidos).

После окончательного разгрома испанских сил в Южной Америке Перуанский Конгресс назначает Боливара диктатором с неограниченной военной и гражданской властью. При этом генерал был настолько популярен у населения, что в 1825 году Верхняя Перу в его честь была переименована в республику Боливия. Один из друзей Симона, такой же легендарный революционер, известный кубинский писатель и поэт Хосе Марти писал о нем: «Он жил как бы среди сполохов пламени и сам был пламенем». Жар от огня Боливара, как видим, согревает и в нынешнее время.

К сожалению, грандиозные планы Освободителя Америки не исполнились из-за внутриполитических интриг. Панамский конгресс, созванный в 1826 году по инициативе самого Боливара, не одобрил идею объединения. Несмотря на 15 лет героического служения и 472 сражения, соратники обвинили Симона Боливара в стремлении установить диктатуру. Это подорвало его силы. Он вышел в отставку и собирался отправиться в добровольное изгнание в Европу, но скорая болезнь не дала ему покинуть родину.

После смерти генерала, его культ достиг небывалых размеров. Некоторые даже шутят, что латиноамериканцы больны весьма оригинальным недугом, который называется боливароманией. Его личности посвящены сотни исторических трудов и художественные произведения. Ни о ком из латиноамериканских героев не написано так много. С ним сравнится, пожалуй, только другой революционер - Че Гевара.

Все последующие президенты страны восхищались Боливаром и даже ссылались на его политические воззрения в оправдание своей диктаторской политики. Венесуэльский лидер пошел дальше: во время заседаний совета министров Уго Чавес оставляет одно кресло пустым - на случай, если в заседании примет участие Боливар. И несомненно, Чавес как лидер популярен в латиноамериканских странах во многом благодаря личности первого венесуэльского президента. Персона Симона Боливара занимает одно из самых важных мест в его публичной деятельности. После прихода к власти в 1999 году Чавес настоял, чтобы парламент изменил название страны на Боливарианскую Республику Венесуэлу.

Культ Боливара и его идеи расходятся по миру. Конечно, этому способствует активная внешнеполитическая деятельность венесуэльских политиков, начатая Уго Чавесом. «Боливарианская» культура нашла отражение и в российской столице. В 2007 году в Москве открыт Культурный центр имени Симона Боливара. Здесь проводятся мероприятия с участием представителей различных государств региона, выставки, концерты, чтения. В его стенах реализуются программы, которые позволяют составить представление о латиноамериканских народах на основе боливарианской мысли.

Сейчас сложно представить современную Венесуэлу без почитания национального героя. Со временем эта безмерная любовь народа может стихнуть. Однако никто не сомневается в том, что Латинская Америка – это особый мир, отличный от всего остального, где смешаны культуры разных рас и этнических групп. Многие мыслители, включая западных, которые выступали с идеей о цивилизационной самобытности латиноамериканских стран, скорее повторяли и интерпретировали то, что впервые сказал Симон Боливар и за что он боролся долгие годы. А значит боливарианский дух еще не один век будет питать умы латиноамериканских лидеров и вдохновлять их свободолюбивые народы.

Добавить комментарий