Геополитика дешевой нефти

Share/Save

Рынок должен был спасти планету

По крайней мере, к такому аргументу прибегали экономисты, занимающиеся проблемой изменения климата. По мере того, как углеводородного сырья становится все меньше, убеждали они, цены на нефть и природный газ будут расти. Затем технология добычи солнечной и ветряной энергии начнет дешеветь, вследствие того, что в эти области устремится поток инвестиций. Таким образом «невидимая рука» рынка постепенно разрешит проблему глобального потепления.

Что за нелепый довод! Во-первых, нет гарантии того, что рынок отреагирует своевременно (до того, как мы все утонем). Во-вторых, цены на нефть и газ отличаются такой же волатильностью и непредсказуемостью как пресс-конференции Дональда Трампа.

Например, в 2008 году стоимость нефти достигла максимума в 145 долларов за баррель, однако долго на этом уровне не продержалась. А в 2015 году, несмотря на различные потрясения на Ближнем Востоке и в других нефтедобывающих странах, таких как Нигерия, цены на углеводородное сырье упали на 30-40 процентов, достигнув одиннадцатилетнего минимума.  Это падение значительно превосходит снижение товарной цены металлов, зерна или соевых бобов. Автозаправочные станции в США не в полной мере отразили это снижение, однако стоимость бензина упала в среднем до 2,40 долларов за галлон, сэкономив водителям в прошлом году более 500 миллионов долларов.

Существует несколько причин падения цен на нефть, но, по большому счету, все сводится к предложению (увеличившемуся) и спросу (сократившемуся). За прошедшие 5 лет США увеличили добычу черного золота на 66 процентов, превратившись в 2015 году в крупнейшего производителя нефти и природного газа в мире. Другие добывающие страны, такие как Саудовская Аравия, также не спешили сокращать производство, с целью противодействия освобождающемуся от санкций Ирану и перехвата его потенциальных клиентов. В то же время возрастающая эффективность расхода топлива и замедление экономического роста (особенно в Китае) значительно сократили спрос. Обвал нефтяных котировок стал хорошей новостью для многих и плохой новостью для всех.

Хорошие новости

Потребители обожают низкие цены на энергоресурсы. Становится дешевле не только заправить автомобиль и обогреть дом, но и магазинные счета уменьшаются, благодаря сокращению стоимость производства и логистики. Авиакомпании снижают тарифы (в теории). Все это дает большой толчок мировой экономике. Как отмечает издание The Economist: «снижение цен обычно стимулирует рост ВВП, через перераспределение ресурсов от производителей к покупателям, которые более склонны к увеличению расходов, чем богатые эмиры».

Также хорошей новостью является и то, что заниженные цены на нефть не подорвали рынок устойчивой энергетики. В прошлом, дешевое ископаемое топливо приводило к тому, что правительства и промышленность откладывали непростое решение о переходе на возобновляемые источники энергии. Однако некоторые обстоятельства изменили ситуацию.

В последнее время международное сообщество предприняло усилия по инвестированию в ветряные турбины и солнечные панели. Благодаря технологическому развитию и государственному стимулированию, стоимость возобновляемой энергии снизилась. Например, цены на солнечные панели в США упали с 2009 года на 79 процентов, а промышленные аналитики ожидают их дальнейшее удешевление в ближайшие годы. С целью поддержания сформировавшейся тенденции, Б. Обама продлил налоговые льготы для предприятий, использующих «чистую» энергию до 2019 года. Инвестиционные банки, ранее не склонные к инвестированию в эту область, в этот раз сделали большую ставку на перспективный сектор развития. Так, в ноябре представители Goldman Sachs объявили об увеличении инвестиций в возобновляемую энергетику в четыре раза.

Еще одним плюсом дешевого сырья стала отмена дорогостоящих топливных проектов. В ноябре Б. Обама свернул строительство трубопровода «Keystone». Объект многочисленных протестов стал намного менее интересным, когда стоимость барреля упала ниже 60 долларов.

Более того, дешевая нефть сильно воодушевила госдеп. Союзники США в Европе и Азии теперь могут сократить свои энергетические бюджеты и высвободить средства для покупки американских товаров и военной техники. Основные нефтяные противники США уже почувствовали удар. Иран, находящийся под санкциями, стал более податливым в вопросе атомной программы. Россия, также находящаяся под санкциями, не так сильно упорствовала в Украине. Понижение цен на нефть оказало давление на Венесуэлу и сократило доходы ИГИЛ.

Вследствие резкого увеличения внутренней добычи, США сократили свою зависимость от иностранной нефти, что стало не только хорошей информационной наживкой для избирателей, но и мощным оружием американской внешней политики. Это хорошая новость в борьбе с ИГИЛ, но плохая новость для сокращения оборота оружия.

Плохие новости

В декабре много шума наделали новости о прохождении «пика» выброса углекислого газа. Исследователи из университета Восточной Англии обнародовали данные о том, что выбросы парниковых газов сократились в 2015 году на 0,6 процента. Цифра выглядит не очень значительно, однако, этот показатель снизился впервые за многие десятилетия.

Объем выброса углекислого газа постепенно снижался в ЕС, немного сократился в 2015 году в США, но главной причиной глобального понижения стал Китай. Это связано с замедлением экономического роста. Эта страна в прошлом году стала потреблять намного меньше угля.

Казалось бы, это хорошо, если бы не было так плохо. Во-первых, кроме Китая, США и ЕС во всех остальных странах объем выброса углекислого газа продолжает расти. Во-вторых, существует большая вероятность того, что отмеченное снижение является всего-навсего аномалией, как и предсказания «пиковых» показателей стоимости нефти. В-третьих, для любой кампании по сокращению вредных выбросов дешевое ископаемое топливо является злейшим врагом. Уж слишком заманчива цена – автовладельцы хотят отправиться в отпуск, компании желают увеличить прибыль, а государства - подстегнуть экономический рост.

Геополитические расхождения

В последнее время поведение Саудовской Аравии было из ряда вон выходящим. Она вторглась в соседний Йемен, чтобы подавить восстание, которое, по их заявлению (безосновательному), было спровоцировано Ираном. В то же время они сами не гнушались финансировать экстремистские (в основном суннитские) революции против Б. Асада в Сирии. А в Новый год в Саудовской Аравии казнили ряд «террористов», в том числе и Шейха Нимр аль-Нимра – шиитского проповедника. Конечно, Саудовская Аравия никогда не славилась толерантностью, однако в последнее время поведение Эр-Рияда стало параноидальным и непредсказуемым.

Но возможно у Саудовской Аравии есть причины для такого поведения? Падающая цена на нефть сулит значительные проблемы стране, доходы которой на 85-90 процентов зависят от экспорта нефти. Дефицит бюджета уже сейчас составляет около 15 процентов ВВП, что, несомненно, приведет к сокращению ключевых государственных субсидий, например на газ и воду. Сокращение дотаций подтолкнет рост цен, а рост цен вызовет недовольство в народе. В других странах Ближнего Востока скачки цен привели к народным возмущениям. Неудивительно, что Эр-Рияд делает все возможное для устранения даже потенциальных источников сопротивления как внутри страны, так и за ее пределами.

Волатильность на энергетических рынках и раньше приводила к дестабилизации правительств: СССР во времена М. Горбачева, режим Сухарто в Индонезии, Венесуэла перед тем, как к власти пришел У. Чавес. Поэтому предположения, что ветер перемен может коснуться таких стран как Саудовская Аравия, Россия или Иран не такие уж и неправдоподобные.

Как отметил Грегори Гауз в апрельском докладе Брукингса: «цены на нефть – это только один фактор, влияющий на стабильность правительств, а большинство стран-производителей нефти обладают достаточными резервами для преодоления негативных последствий волатильности». Более того, Гауз предположил, что падающие цены могут способствовать стабилизации обстановки на Ближнем Востоке, если Саудовская Аравия и Иран будут вынуждены тесно взаимодействовать в вопросах координации сокращения объемов добычи. В действительности ужесточение политики Эр-Рияда в отношении Тегерана, вероятно, приведет к тому, что обе страны продолжат активно повышать объемы добычи, еще больше обрушивая стоимость «черного золота».

Само собой напрашивается предположение о существовании тайного заговора со стороны США по увеличению добычи нефти, обрушению цен и дестабилизации ситуации в России или заговора со стороны саудитов в отношении Ирана. Оба эти государства имеют много других причин, чтобы пойти, с энергетической точки зрения, до конца. Тем не менее, политическое руководство в Вашингтоне и Эр-Рияде уж точно не огорчатся, если их стратегия будет иметь вышеуказанные побочные эффекты.

Проблема заключается в том, что нестабильность в России или в Иране не в интересах ни США, ни Саудовской Аравии. Вашингтон нуждается в помощи Москвы и Тегерана в переговорах по Сирии. С другой стороны, администрация Рухани, по сравнению с более жестким фундаменталистским правительством, которое может прийти к власти вместо него, является потенциально лучшим партнеров для переговоров с Эр-Риядом (это в том случае, если они вообще заинтересованы в переговорах).

Золотая возможность                    

Низкие цены на энергоресурсы сложились в очень подходящее время.

Правительства не могут сидеть сложа руки в ожидании того, что рынок сам перераспределит ресурсы нужным образом. Можно только надеяться на то, что, несмотря на падение стоимости углеводородного сырья, инвестиции устремятся в отрасль возобновляемых ресурсов энергии. Непонятно как долго цены останутся на столь низком уровне, поэтому правительствам следует осторожно расходовать накопленные сбережения.

Ликвидация энергетических субсидий должна стать приоритетом номер один, пишет Мозес Наим в издании The Atlantic: « Энергетические субсидии , достигающие в мировом масштабе 540 миллиардов долларов в год, весьма распространены и очень пагубны из-за того, что стимулируют рост потребления и подрывают усилия, направленные на повышение эффективности использования электроэнергии. По данным Всемирного Банка, такие дотации регрессивны. Так до 60 – 80 процентов от государственных расходов на энергетическое субсидирование в странах Ближнего Востока и Северной Африки приходятся на 20 процентов наиболее богатого населения, а до беднейших слоев доходят менее 10 процентов от этих средств».

В сложившихся условиях государствам становится проще отказаться от энергетических субсидий, не нанося большого удара по потребителям (наиболее нуждающихся можно поддержать денежными компенсациями).

Вторым приоритетом должно стать субсидирование использования возобновляемых источников энергии. Источником финансирования для вышеуказанных целей могли бы послужить высвободившиеся средства от импорта подешевевшего углеводородного сырья. Именно сейчас настало время для принятия важного решения. Правительствам следует сосредоточиться на государственном секторе, а именно на сокращении негативного воздействия на экологию, оказываемого государственными учреждениями: школами, больницами и т.д. В то же время, необходимо создать привлекательные условия для перехода частных потребителей на солнечную электроэнергию, энергетические компании - на ветряные турбины, а бизнес и промышленность нужно стимулировать расходовать энергоресурсы более эффективно.

Третий приоритет может показаться не столь очевидным. Энергетическим компаниям надлежит объединить усилия и сократить объемы производства, что, в конечном счете, приведет к повышению цен на нефть и газ. Так и должно быть. Для значительного сокращения выбросов углекислого газа цены на ископаемое топливо должны стать настолько дорогим, насколько это возможно.

Бывший министр нефтяной промышленности Венесуэлы Хуан Пабло Перес Альфонсо – инициатор создания Организации стран-экспортеров нефти ( ОПЕК), не ставил перед собой целей обогащения за счет повышения цен. Будучи, в некоторой степени, защитником природы, он называл нефть «экскременты дьявола» и видел в ОПЕК, с ее возможностями по уменьшению объемов добычи, инструмент сохранения окружающей среды.

Сегодня, когда «экскременты дьявола» стали стоить дешевле молока, мы отчаянно нуждаемся именно в таком мудром подходе.

Добавить комментарий