Почему Каталония хочет независимости

Share/Save
Независимость Каталонии

 В статье дается краткий обзор причин, почему Каталония хочет независимости, а также объяснение реакции властей Мадрида на происходящие процессы. 

 Испания – это нация, потому что миллионы людей чувствуют себя испанцами. Этот субъективный компонент делает данное утверждение неоспоримым. Тем не менее, это «неудавшаяся» нация, плохо сконструированная, в которой ни ее элиты, ни интеллигенция не смогли создать единую и современную национальную идею во французском стиле. Более того, они оказались неспособными осознать многонациональную реальность Испании. Они оказались неспособными ни создать иллюзию свободы, ни, тем более, построить демократическое государство.

 Напротив, Испания была построена на старом кастильском фундаменте, наложив силой оружия свою гегемонию на остальную часть полуострова. Таким образом, Испания, не сумела стать домом, объединяющим народы, проживающие на ее территории и, по-прежнему, опирается на власть кастильского олигархического национализма.

 Именно это является причиной неадекватного поведения испанских властей, слепо требующих того, чтобы Каталония оставалась составной частью Испании и в то же время требующих «испанизации каталонских детей». Мадрид хочет сохранить Каталонию, заставляя автономию отказаться от своей самобытности. Мадрид хочет кастилианскую Каталонию, признающую господство идеи единой Испании. Пытаясь упрочнить испанский диктат, они разрушают государство, так как ясно показывают, что испанская Каталония держится только на силе, благодаря которой остатки старой Империи сумели удержать Барселону, но так и не ассимилировали ее.

 Эта шизофрения объясняет агрессивную реакцию испанского национализма в последнее время, синтезированную в «a por ellos». Каталония, для испанского национализма, является еще одним фронтом, против которого следует продолжать утверждать свои ценности посредством отрицания и навязывания. В то же время, Каталония это составная часть системы доминирования Испании и ей будет сложно решить свою судьбу в рамках действующей правовой базы, созданной для поддержания мадридской гегемонии, и не важно, решит ли автономия пойти на разрыв или выстроить отношения, основанные на равных правах.

 Испанский национализм не согласен с тем, что их режим может быть демократически оспорен, называя националистами других. Конституция во второй статье регулирует дополитическую национальную действительность до конституционного договора. Это величайшее выражение испанского эссенциализма. И именно по этой причине на любую попытку политического обсуждения исходящую от испанского народа, официальный Мадрид, представленный династическими партиями, реагирует агрессивно. Если нация является политически неразвитой, то волеизъявление народа воспринимается как ересь в системе религиозных убеждений.

 Более того, испанский национализм является государственным национализмом, который, как показывает история, наиболее агрессивен, потому что у него есть аппарат юридической и административно-полицейской службы. Это именно те инструменты, которые используются для того, чтобы реализовать на практике свою агрессивную реакцию вместо вступления в демократическую дискуссию о судьбе нации.

Независимость Каталонии

От неприемлемого федерализма к независимости по необходимости

 В своем эссе «Semper en Galiza» Кастелао, отец галисийского и федералистского национализма, намеревавшийся дойти до пределов проекта федерализации, заявил, что «мы хотим быть испанцами, но при условии, что это имя не заставляет нас быть кастильцами».

 Материальная невозможность эффективной реализации на протяжении всей истории объясняет провал испанского национального строительства. Виной тому, как  призывы олигархии принять федеральную базу Испании, так и ее желание навязать свой кастильский проект доминирования другим народам иберийского полуострова. Испания никогда не была суммой народов, которые ее составляют, но попыткой одного из них навязать свою волю другим. Это то, что в значительной степени привело к постепенному провалу каталонского традиционно федерального проекта и воле к демократизации Испании - к движению за независимость. От неприемлемого федерализма к независимости по необходимости для того, чтобы продолжать существовать как нация.

 Единственным способом выстроить Испанию является такая модель государственного устройства, при которой все ее народы могли бы установить равенство между собой, а также полное национальное развитие каждого из них в общем проекте. То есть Испания должна стать суммой ее частей, а не фактором подавления остальных.

 Вопрос в том, можно ли построить Испанию как добровольную сумму ее частей, позволяющую ее народам развиваться самостоятельно? Для меня это кажется невозможным, пока одна или несколько из автономий не достигнут полной самостоятельности через разрыв с испанским государством. Которое также, похоже, нацелено на кратковременную авторитарную рецентрализацию. Как писал Кастелао, «в разрушенной Испании выживет только красная Испания». И сегодня эта граница проходит через Каталонию.

Независимость Каталонии

Сдерживание левых испанскими националистами

 Основная особенность заключается в том, что авторитарный и монополизированный испанский национализм, является гегемонистским именно потому, что ему удалось добиться того, что большая часть левого движения исторически занимает побежденную и подчиненную позицию в этом национальном олигархическом проекте.

 Для многих представителей левых партий каталонская проблема рассматривается скорее как помеха, чем как возможность. Все дело в том, что они рассматривают это явление со своей испанской точки зрения. Они не понимают, что право на самоопределение является самоцелью для всех тех людей, которые хотят им воспользоваться, не обращая внимания на то, что другие народы (в данном случае испанцы) думают об этом процессе. Вот почему теоретическая защита этого права не воплощается в жизнеспособных практических предложениях. И именно поэтому эта ментальная колонизация испанского национализма слева воспроизводится даже во внутренней организации политических партий испанских левых движений.

 Без освобождения от ментальности, сформированной испанской гегемонией невозможно осуществить демократизацию Испании, а для этого необходим выход из-под испанского диктата.