Share/Save

Без лесов – без будущего

Леса – это легкие планеты

Только после того, как последнее дерево
будет вырублено,
Только после того, как последняя река
будет отравлена,
Только после того, как последняя рыба
будет выловлена,
Вы поймете, что деньги несъедобны.
(Пророчество индейцев кри)

Леса – это легкие планеты. Практически каждый из нас слышал эту фразу в том или ином контексте. Вот только задумываемся ли мы, гуляя по лесу или парку, о том, какую же на самом деле роль играют леса в нашей жизни? Да, многим со школьной парты известно, что деревья поглощают углекислый газ и выделяют кислород, которым дышит человек. Можно пойти дальше и смело утверждать, что леса имеют немаловажное значение в борьбе с изменением климата, учитывая, что углекислый газ является одной из основных причин «парникового эффекта», ведущего к глобальному потеплению.

Однако мало кто знает, что 60 миллионов человек на планете живут непосредственно в лесах, для которых он является и домом, и убежищем, и средством для существования. Жизнь еще более 1,6 млрд. человек напрямую зависит от лесов. Лесные массивы и комплексы жизненно важны для водоснабжения около половины всех крупнейших городов в мире от Каракаса до Нью-Йорка. Во многих развивающихся странах 80 процентов энергии, потребляемой в быту и промышленности, ведет свое происхождение из леса. При этом леса продолжают исчезать тревожными темпами – порядка 13 миллионов гектаров ежегодно, что соразмерно площади таких государств, как Греция или Никарагуа. И причина для этого всего одна – человек. Будь то беспечность, погоня за немедленной прибылью или просто желание выжить. Обезлесивание и деградация лесов вызывает крайнее беспокойство у специалистов Программы ООН по окружающей среде (ЮНЕП).

В недавно опубликованном документе организации под названием «Леса и люди» утверждается, что обезлесивание может начинаться… с наших тарелок, а точнее с мяса, которое мы потребляем в пищу. В то время как постепенно расширяются территории, используемые для посева злаковых и торговых культур, таких как какао и кофе, наибольшую угрозу для лесов представляет животноводство и растущая потребность в мясной продукции.

Только за последние 20 лет территории, используемые под пастбища, увеличились по площади вдвое, и могут увеличиться еще вдвое к 2050 году. Конечно, тот факт, что население получает доступ к более здоровой пище, является позитивным фактором, но он имеет и негативное побочное действие. Так, на данный момент пастбища занимают 26 процентов территории суши, тогда как на кормовые культуры приходится порядка третьей части от всех обрабатываемых земель, и их площади продолжают постоянно увеличиваться, по большей части за счет вырубки лесов. Наиболее драматичная ситуация складывается вокруг дождевых лесов Амазонии, располагающихся на территории девяти государств - Бразилии, Перу, Колумбии, Венесуэлы, Эквадора, Боливии, Гайаны, Суринама и Французской Гвианы. Около 80 процентов площади исчезающих здесь лесных массивов вырубаются для выращивания соевых бобов и других культур, используемых для кормежки скота.

Так что если мясо входит в наш рацион несколько дней в неделю, то сокращение потребления этого продукта может стать весьма эффективным способом защитить планету. Если же мы не желаем этого делать, то, может быть, хотя бы стоит задуматься о том, чтобы перейти на менее разрушительные для лесов виды мяса? Например, есть курицу вместо говядины, учитывая, что для производства одного килограмма говядины требуется 7 килограмм сои или кукурузы, тогда как для курицы – всего 2 килограмма. Помогая окружающей среде, мы поможем и себе – чрезмерное потребление красного мяса ведет к проблемам со здоровьем, таким как ожирение, рак и сердечнососудистые заболевания.

Другой проблемой являются лесные пожары. В среднем в мире ежегодно сгорает 350 миллионов гектаров растительности, то есть около 1 процента всех лесных массивов планеты. Из года в год в России и ряде европейских стран летом мы можем наблюдать одну и ту же картину – стремительно распространяющийся огонь, пожарные, вертолеты с водой, дома под угрозой возгорания, а в некоторых случаях и человеческие жертвы.

Следует признать, что лесные пожары являются частью естественного цикла, который может играть и позитивную роль для экосистем с точки зрения самообновления. Средиземноморская лесная экосистема, например, развивается благодаря пожарам, поскольку для некоторых деревьев, таких как сосна, жара необходима для раскрытия шишек, откуда выпадают семена. Пробковый дуб способен пережить большинство пожаров благодаря своей толстой коре. В густых лесах огонь освобождает место под растительность других видов.

Тревожным же фактором является то, что источником около 90 процентов всех пожаров является человек. Непотушенный костер, брошенный окурок или простая беспечность в совокупности с аномальной жарой и отсутствием дождей привели к тому, что в 2010 году в России, по разным данным, выгорело от 1,5 до 6 миллионов гектаров лесов. Подобные явления не только наносят прямой ущерб экологии, но и ведут за собой далеко идущие последствия. Например, крупные пожары создают огромные облака дыма, которые могут стать токсичными, а появление в атмосфере большого количества углекислого газа влияет на изменение климата и увеличивает риск новых возгораний.

Еще одной проблемой, типичной для развивающихся стран, является использование леса в качестве источника энергии в бытовых и промышленных целях. Многие люди даже не задумываются о том, какое значение играет для них лес, пока не обнаружат, что от их средства к существованию, используемого и для строительства жилья, и для приготовления пищи, и для обогрева, не осталось и следа.

Вырубка лесов в промышленных целях также наносит непоправимый ущерб экологии, если осуществляется бездумно и не контролируется строгими правилами. Всемирный товарооборот в сфере лесной промышленности и сопредельных отраслях оценивается в 330 миллиардов долларов США в год, и вызывает сожаление тот факт, что компании по большей части не задумываются о том, что обработанные деревья необходимо компенсировать, чтобы будущим поколениям было чем дышать.

«Случайным» обезлесиванием в ЮНЕП называют ситуацию, когда деревья становятся препятствием на пути к добыче залегающих под землей природных ресурсов. Например, в Аппалачских горах в США угледобыча привела к тому, что все леса на склонах и вершинах были уничтожены. Такие территории, как правило, становятся полностью заброшенными после того, как истощают свою экономическую прибыльность. Иногда эти земли восстанавливаются, но происходит это относительно редко.

Над тропическими лесами, в которых растут десятки тысяч видов деревьев, нависла и еще одна угроза – охотники за ценными породами. Некоторые сорта – красное дерево, черное дерево, розовое дерево, мербау – широко используются для изготовления мебели, объектов декоративного искусства и музыкальных инструментов и поэтому ценятся во всем мире. Однако чтобы доставить до заказчика одно такое дерево в целости и невредимости лесорубы порой вынуждены истребить гектары лесных массивов. А внесение многих ценных пород в Красную книгу делают их лишь дороже и приводят к распространению незаконной торговли. Стоимость одного кубометра особой породы розового дерева в Азии, например, может достигать 3 тысяч евро. Причем на государственном уровне отследить передвижения является чрезвычайно сложным делом – дерево может быть срублено в Камеруне, обработано в Китае и продано в качестве конечного продукта, скажем, в виде стола, во Франции. Проблема может показаться с первого взгляда незначительной, но, по некоторым подсчетам, в Европе более 20 процентов всей продукции лесной промышленности - порядка 360 миллионов кубометров - имеет нелегальное происхождение.

Глобальное потепление, с которым деревья призваны бороться, само по себе оказывает влияние на леса, хранящие огромные количества углекислого газа. Некоторые последствия этого явления имеют позитивный характер – с более короткими зимами деревья растут дольше, а с большим количеством углекислого газа в воздухе – быстрее, так как СО2 ускоряет фотосинтез. Так, с начала XX века продуктивность лесов в Европе возросла на 40 процентов. Вместе с тем глобальное потепление делает леса и более хрупкими. Наглядным примером тому является Сибирь, где можно наблюдать явление «пьяного леса». Повышение температуры вызвало таяние многолетнемерзлых пород, что сделало почву мягкой. Это в свою очередь привело к тому, что корни огромных деревьев стали закручиваться, наклоняя стволы в разные стороны. Будучи менее стабильными из-за мягкой почвы, леса здесь могут начать складываться по принципу «карточного домика» даже под порывами ветра.

Опасность представляют и вызванные загрязнением воздуха кислотные дожди, которые нанесли непоправимый ущерб десяткам миллионов гектаров лесов в Канаде и Европе. И хотя сейчас это явление стало менее распространенным, такая угроза сохраняется, особенно в Китае, где химическая промышленность находится на подъеме.

При ведении боевых действий уничтожение лесных массивов часто становится стратегически важной целью. Наиболее наглядным примером тому может послужить война между США и Вьетнамом, когда в период с 1962 по 1971 год над вьетнамской территорией было распылено 80 миллионов литров дефолиантов – химических веществ, вызывающих опадение листвы. В результате, пятая часть лесов на юге страны была уничтожена, в том числе 36 процентов из 291 тысяч гектаров мангровых лесов.

Нанесение ущерба лесам может оказаться побочным следствием борьбы с другим злом – наркотиками. Так, в Колумбии систематически уничтожались огромные площади амазонских лесов по причине того, что властями страны активно применялись гербициды, сжигавшие не только наркопосевы, но и леса, а также сельскохозяйственные угодья.

Согласно Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (ФАО), самая серьезная угроза нависла над мангровыми лесами – их число сократилось почти на четверть в период с 1980 по 2005 год (с 18,8 до 15,2 миллионов гектаров). Мангровые леса традиционно используются для получения древесины, которая не гниет и устойчива к поеданию насекомыми. Однако в последнее время появились и другие угрозы, такие как развитие туристической и портовой инфраструктуры, строительство жилья и т.д.

Вместе с тем имеются и позитивные тенденции, которые свидетельствуют о том, что ситуация начинает складываться в пользу лесов. Наиболее значимым событием последних лет стала развернувшаяся по всему миру кампания «Миллиард деревьев». Инициированная в ноябре 2006 года нобелевским лауреатом 2004 года профессором Вангари Матаи в сотрудничестве с ЮНЕП, рядом неправительственных организаций и структур ООН, она предполагала посадку 1 миллиарда деревьев по всему миру к концу 2007 года. После того как цель была достигнута, организаторы решили развить успех. В результате, на данный момент под эгидой кампании посажено более 11 миллиардов деревьев. И эта цифра продолжает увеличиваться с каждым днем. В кампании может принять участие любой желающий – индивидуум, группа индивидуумов, небольшая компания, крупный концерн, руководство города, министерство, правительство и т.д. На сайте кампании можно зарегистрировать свою деятельность и внести лепту в озеленение планеты, причем абсолютно не важно, сколько деревьев вы посадили – одно, десяток, тысячу или миллион.

В Перу по достижении цели - посадке 170 миллионов деревьев до конца 2010 года - уже запущена новая кампания - по высадке еще 60 миллионов саженцев. Основным инициатором выступило правительство, которое в рамках программы «Агрорураль» активно сотрудничает с частным сектором. Страна даже ухитрилась попасть в Книгу рекордов Гиннеса, когда на поле перед школой «Тупак Амару» в районе Туман за рекордно короткий срок – 5 минут и 20 секунд - было посажено 27 166 деревьев.

По достаточно необычному пути пошли местные власти аргентинской провинции Сан-Луис. Здесь было решено, что просто сажать деревья недостаточно. Детям и взрослым начали рассказывать о важности сохранения окружающей среды, одновременно привлекая к сбору семян, которые впоследствии распространялись в лесопитомниках. Таким образом в 2009 году было собрано 660 килограмм семян, что эквивалентно 15 млн. деревьев. Сотрудники лесхоза ежедневно высаживают в среднем 10 тысяч деревьев и планируют в ближайшее время увеличить эту цифру до 30 тысяч.

Есть и другие позитивные примеры. Так, вышеупомянутый регион Аппалачи на востоке США долгое время страдал от бедности. С населением в 23 миллиона человек эта область оказалась опустошенной из-за разработки Аппалачских запасов угля. Однако Инициатива по восстановлению региона Аппалачи позволила полностью изменить ситуацию. С 2004 года здесь на 87 тысяч гектаров было посажено 60 миллионов деревьев. Проект привлек внимание множество организаций, которые теперь готовы посадить еще 125 миллионов деревьев и восстановить лес площадью 70 тысяч гектаров на бесплодных землях в штатах Алабама, Кентукки, Мериленд, Огайо, Пенсильвания, Теннеси, Виржиния и Западная Виржиния. При этом будет создано порядка 2 тысяч «зеленых» рабочих мест, не говоря уже о других преимуществах, которые несет эта инициатива: деревья предотвратят эрозию почвы, будут поглощать углекислый газ, препятствуя изменению климата, создадут среду обитания для разнообразных животных, улучшат водоснабжение региона и превратят это место в рекреационную зону, превосходную для прогулок, кемпинга и семейного отдыха.   

К сожалению, отстает по этим показателям Россия - страна, богатая лесами, но мало заботящаяся о них. Здесь в соответствии с кампанией «Миллиард деревьев» было посажено лишь 50 тысяч деревьев.

Для мобилизации государственных и частных инвестиций с целью сохранения лесов особое значение в ЮНЕП придается двум механизмам – «Плата за услуги по сохранению окружающей среды (PES – Payment for environmental services)» и «Снижение выбросов от обезлесивания и деградации лесов (REDD+ - Reducing emissions from deforestation and forest degradation)».

Первая из этих схем предусматривает добровольные переводы владельцам земель на поддержание экосистем, которые обеспечивают хранение углекислого газа и водоснабжение, а также сохраняют биоразнообразие.

Вторая схема, признавая важность деревьев в качестве хранителей углекислого газа, предполагает направление финансирования из развитых в развивающиеся страны, а также денежные трансферы на сохранение лесов на национальных и региональных уровнях.

Система PES,